Правила заключения договоров автомобильной перевозки грузов, пассажиров и багажа, а также транспортной экспедиции: разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации

В целях обеспечения единства практики применения законодательства, связанного с договором перевозки автомобильным транспортом грузов, пассажиров и багажа и с договором транспортной экспедиции, Пленум Верховного Суда Российской Федерации дал разъяснения в своем постановлении от 26 июня 2018 г. № 26 «О некоторых вопросах применения законодательства о договоре перевозки автомобильным транспортом грузов, пассажиров и багажа и о договоре транспортной экспедиции».

Так, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации указано, что факт заключения договора перевозки пассажира и багажа подтверждается выдачей пассажиру проездного билета и багажной квитанции. Вместе с тем их отсутствие, неправильность или утрата сами по себе не являются основанием для признания договора незаключенным или недействительным. Наличие между сторонами договорных отношений может подтверждаться иными доказательствами. Аналогичное правило действует и для случаев утраты транспортной накладной.

Кроме того, в постановлении отмечено, что требования перевозчика о взимании дополнительной платы (например, оплата проездного билета) неправомерна в случае заключения договора перевозки (физическое лицо оплачивает доставку пассажира и багажа в пункт назначения, а не проездной билет и багажную квитанцию).

В постановлении от 26 июня 2018 г. № 26 «О некоторых вопросах применения законодательства о договоре перевозки автомобильным транспортом грузов, пассажиров и багажа и о договоре транспортной экспедиции» сформулирована правовая позиция, касающаяся ответственности компаний, осуществляющих прием и (или) передачу заказов на перевозку пассажиров и багаже («агрегатор такси») за вред, причиненный пассажирам в процессе перевозки. В частности, указано, что лицо, к которому обращается клиент для заключения договора перевозки пассажиров и багажа, отвечает перед пассажиром за причиненный в процессе перевозки вред, если оно заключило договор от своего имени либо из обстоятельств заключения договора (например, рекламные вывески, информация на сайте в сети «Интернет», переписка сторон при заключении договора и т.п.) у добросовестного гражданина-потребителя могло сложиться мнение, что договор заключается непосредственно с этим лицом, а фактический перевозчик является его работником либо третьим лицом, привлеченным к исполнению обязательств по перевозке».

Travel Turne Tranzito